На главную
 
 
NEXTWEEK
персона

1 июня в Москве вручили призы за лучшие бизнес-интерьеры Best Office Awards 2017. Награду получили архитекторы и представители компании-заказчика победивших проектов.

Итоги Best Office Awards 2017 

ИНТЕРВЬЮ

twitter in pp facebook
Печать   Комментарии
03.02.2016
Сергей Коннов о конкурсах ProjectNext
О специфике проведения конкурсов в области дизайна и архитектуры порталу Архсовета Москвы рассказывает Сергей Коннов, руководитель проекта ProjectNext.

Какого рода объектами занимается конкурсное бюро ProjectNext?

С.К.: Предметом наших конкурсов можно назвать дизайн в широком смысле — это архитектурные объекты, интерьеры, средовой и предметный дизайн. До сих пор мы не работали, пожалуй, только с графикой и брендингом, но если нам предложат, возьмемся и за это. Отдельно можно выделить дизайн офисных интерьеров поскольку, помимо конкурсов, мы уже 6 лет организуем большую премию Best Office Awards и являемся в этой сфере экспертами.

Нас не интересуют так называемые бумажные конкурсы. Мы начинали в 2008-2009 годах и с самого начала идея заключалась в том, что и заказчик, и конкурсанты — все нацелены на конкретный результат. Мы всегда очень долго выясняем с заказчиком, есть ли возможность реализации конкурсного дизайн-проекта и делаем все, чтобы она состоялась — собственно, в этом и состоит наша сверхзадача.
 
 

Конкурс «Дом на крыше».  Шоу-рум компании «НЛК Домостроение» на территории центра дизайна ARTPLAY. Архитектурное бюро Milodamalo. Проект реализован. 

— Вы проводите конкурсы по отработанной схеме?

С.К.: Да, мы предлагаем определенную схему. Например, мы одними из первых среди конкурсных операторов предложили на начальном этапе обязательно устраивать установочный семинар, куда приглашаются эксперты — авторитетные профессионалы в своей области. Основная задача такого семинара — погрузить участников в тему, дать максимально подробную информацию о предмете конкурса и уточнить детали, чтобы их творчество в процессе работы над проектом было уже более осмысленным. После чего участники представляют свои работы жюри и эксперты выставляют баллы, все это накладывается на мнение заказчика. Мы тоже со своей стороны советуем иногда, и в результате находится некое среднее арифметическое.
 
 

Конкурс на проект офиса для коммуникационной группы Target Media. Архитектурное бюро «Практика». Проект реализован. 

— А как вы отбираете конкурсантов?

С.К.: Как такового отбора нет. Наши конкурсы бесплатные и открыты для каждого, вы просто регистрируетесь и все, никаких дополнительных условий. Потом присылаете работу и ее оценивают. Из лучших работ формируется шорт-лист. Авторов отобранных в него проектов мы приглашаем на открытую защиту своих работ, давая возможность лично представить свои идеи заказчику и членами жюри.
 
 

Конкурс на проект шоу-рума для компании «Экоокна».  Архитекторы Ованес Задикян и Александр. Ширинкин. Проект находится в процессе реализации. 

— А как, если у вас нет квалификационного отбора, вы избегаете рисков выбрать тех, кто не имеет опыта воплощения проектов?

С.К.: К нам обычно обращаются те, кто точно знает, что им нужно, т.е. это квалифицированный заказчик. Вместе с ним мы формируем четкое ТЗ, что, на мой взгляд, является одним из самых главных моментов конкурса. Работы оцениваются не только заказчиком, у которого право решающего голоса, но и профессиональным жюри — экспертами, влияющими на принятие решения. Я знаю, что в больших конкурсах существует такая практика, что мнение жюри является окончательным, но в нашем случае мне это не представляется верным — заказчик должен иметь право решающего голоса.
 
 

Конкурс для итальянской компании Valli&Valli, автор – архитектор Михаил Лейкин. Ручка запущена в производство и продается. 
 
 
 Стенд с ручкой Михаила Лейкина на выставке iSaloni в Москве 

С.К.: Да, бывает, что на стадии реализации, заказчик стакивается с тем, что на реальных объектах приходится обращаться к опытным архитектурным компаниям, потому что молодые ребята придумывают отлично, но чтобы качественно сделать рабочую документацию нужен опыт. Но все же изначально у нас конкурс концепций, а не тендер на лучшую реализацию.

И мы очень гордимся тем, что наш первый конкурс выиграли молодые ребята, которые в то время работали сотрудниками в мастерской у Алексея Бавыкина. Это был один из самых успешных конкурсов по дизайну интерьера — для рекламного агентства «Таргет Медиа». Заказчик выбрал проект и заключил с авторами контракт. Они сделали всю рабочую документацию, а на заработанные деньги открыли собственное архитектурное бюро «Практика». Это пример того, что предложить интересный концепт могут и те, кто пока не имел большого опыта воплощения проектов.
 
 

Конкурс «Идеи для IQ-Квартала» для компании «Галс-Девелопмент», архитектор Галина Лаврищева. 

— Сегодня существует практика проведения конкурсов с помощью интернет-платформ. Как технически происходит у вас?

С.К.: Анонсы, регистрация, коммуникации конечно проходят через интернет — наш портал projectnext.ru. Но интернет не заменит живого общения. Отличительная черта наших конкурсов, что одним из этапов у нас всегда является живая презентация — открытая защита проектов, попавших в шорт-лист. То есть сначала мы проводим установочный семинар, потом люди придумывают концепты, потом мы вместе с заказчиком и жюри оцениваем, кто попадает в шорт-лист, а потом уже финалистам предлагаем выступить с презентацией. Защита всегда довольно интересно происходит — люди представляют свои проекты, им задают вопросы, идет интересное обсуждение.
 
 

Конкурс для государственного Эрмитажа и компании Philips на проект подстветки Главного Штаба. Световая инсталляция «День Эритажного кота». Автор – архитектор Ирина Манштукова. 

— А закрытые конкурсы вы проводили?

С.К.: Да у нас был прецедент, мы помогали компании «Баркли» организовать закрытый конкурс на концепцию клубного дома в Замоскворечье. Заказчик хотел дом в классическом стиле и изначально выбрал ограниченное количество участников, поскольку посчитал что архитекторов, которые работают качественно в этом направлении, условно говоря, не так много. Это пример, когда работает концепция закрытого конкурса. Но вообще мы больше любим открытые состязания, поскольку они приносят больше новых идей.
 
 

Конкурс «Новое пространство Росатома». Проект заводского цеха, архитектурное бюро «Мосин и партнеры». Реализация проекта завершится в 2016 году. 

— Ваши конкурсы рассчитаны на молодых архитекторов?

С.К.: У наших конкурсов нет задачи ориентироваться на какие-либо группы или отдельные слои архитектурного сообщества. Задача всегда одна — решить потребность заказчика. В этом смысле многое зависит от уровня и масштаба этих потребностей. Например, в шорт-лист конкурса «Новое пространство Росатома», который мы проводили недавно для госкорпорации Росатом вошли довольно опытные и хорошо известные российские команды ABD architects и UNK project.
 
 

Конкурс «Новое пространство Росатома». Проект химической лаборатории, архитектурное бюро ABD Architects. Реализация проекта завершится в 2016 году. 

— Как, на Ваш взгляд, повысить интерес заказчика к конкурсной процедуре?

С.К.: Наверное нужно больше об этом говорить и пропагандировать саму идею конкурсов. Я уверен, что конкурсы это уникальная форма работы для заказчика. Конечно, если заказчик точно знает, чего он хочет, то возможно лучше обратиться в конкретное архитектурное бюро. Ну или устроить закрытый тендер между несколькими известными игроками

В офисной индустрии, кстати, вот это второе направление уже становится нормой. Многие крупные компании приглашают на тендеры несколько бюро, потому что понимают, что не получат такой результат у одного архитектора, который вряд ли предложит что-то выходящее за пределы своего опыта и сформировавшегося стиля. С этой точки зрения конкурсы — уникальная возможность поиска новых, нестандартных идей.
 
 

Конкурс Tile Story. Выставочный павильнон Tile of Spain на выставке Batimat, архитектор Ирина Шарипова. Проект реализован. 

— А что будет с конкурсами в период кризиса?

С.К.: Могу предположить, что в период кризиса будет больше как открытых конкурсов, так и закрытых бесплатных тендеров где будут выбираться 5-6 игроков, им будут ставиться задачи и ценовые условия. Я бы на месте заказчиков так бы и делал. Кроме того, не нужно забывать, что у каждого открытого конкурса всегда есть маркетинговая составляющая, PR-эффект. Когда мы обсуждаем с заказчиком возможный конкурс, мы всегда говорим, что у него всегда есть возможность «убить двух зайцев». Например, для нашего конкурса на дизайн светильника для итальянской компании Linea Light, результат для заказчика был неожиданный. Итальянцы в начале сильно сомневались, делать ли им конкурс, потому что они считали, что в России никто не предложит дизайн-идеи, которые были бы лучше чем идей итальянских дизайнеров. Но они согласились сыграть с нами в эту конкурсную историю скорее из-за PR-составляющей. В результате выбрали не одного, а даже двух победителей, отвезли их на свою фабрику, довели до ума концепции и запустили их в производство. Светильники, изготовленные по проектам наших дизайнеров в Италии, выставлялись на международной выставке iSaloni в Милане, а теперь они успешно продаются в Европе.

В этом смысле кризис конкурсам не помеха, а скорее даже подспорье.
 
Источник: archsovet.msk.ru
 
 
Конкурсы ProjectNext:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

в раздел NEXT FILES

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ


Логин
Пароль

ИНТЕРВЬЮ

   
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
 projectnext на twitter
 projectnext на facebook
 projectnext на flickr